Sun. Jul 25th, 2021
Криптовалюта: глобальный вызов национальному государству

Цифровая или виртуальная реальность

Интенсификация и усложнение глобализации не только ведёт к появлению чего-то нового, но и создаёт множество вызовов и проблем государству. Но если ранее происходила территориальная экспансии, то на среднесрочную перспективу, очевидно, нас ожидает экспансия виртуальной, или цифровой, реальности, в частности, и главное – искусственного интеллекта. Человеку необходимо осознать, что в перспективе ему придётся конкурировать, возможно, с саморазвивающейся цифровой реальностью. Особое качественное значение для перспективного развития реальной экономики приобретают проблемы её цифровой трансформации. В частности, возросший объём и скорости денежных потоков (совокупная сумма поступлений/выбытий денежных средств в экономической деятельности – cash flow) привёл к появлению альтернативных традиционным валютам новых цифровых финансовых единиц, а именно электронных денег, или криптовалют. Их создают, придумывают и вбрасывают на финансовые рынки. Первой цифровой финансовой единицей, или криптовалютой, придуманной в 2009 г., стал биткоин. Эти цифровые деньги отличаются от всех существующих сегодня валют. Они не обеспечены, например, золотом. Любой пользователь Интернета, используя свой компьютер и зарегистрировав свой электронный кошелёк, может начать производить криптовалюту. В основе этих денег стоит вычислительная мощность тысяч компьютеров, которые децентрализованы (нет одной изначальной точки, где всё происходило бы) и на них нельзя повлиять. И чем больше и мощнее компьютеры, тем больше денег пользователь получит. В дальнейшем появляется целый ряд всё новых и новых видов криптовалют, большинство их существует не только вне каких-либо банков и даже национального Центрального банка. В чём-то такое положение вещей напоминает времена Гражданской войны в России, когда шла системная перестройка пространства Российской империи, когда целый ряд регионов и городов стали создавать свои денежные знаки. А вместе с тем следует сказать, что с криптовалютами тесно связана технология блокчейн (blockchain –цепочка блоков) – децентрализованная база данных, в которой все инфор-блоки связаны между собой путём криптографии. Другими словами, это способ организации базы данных, в котором применяется возможность шифрования. В упрощённом для понимания виде блокчейн можно назвать неким условно цифровым журналом с пронумерованными страницами, распределёнными по весьма большому количеству носителей – пользователей информации (компьютеров). Безусловно, могут быть ещё какие-то дополнения и уточнения в отношении блокчейн-технологии. Криптовалюта биткоин может быть использована фактически как денежное средство для её обмена на различные товары и услуги. Однако несмотря на определённую популярность этого нового вида валюты, на сегодняшний день далеко не все принимают её к оплате. В основе этих криптотехнологий лежит высшая математика и теория больших систем, и она «работает на программном обеспечении… подключаясь к глобальной сети через Интернет». Причинами возникновения криптовалюты, как и распространение её в настоящее время, являются: – монополия американского доллара и имперская гегемония США побуждают искать альтернативу или создать балансы. Такие попытки были и раньше и предпринимаются сегодня с помощью криптовалютных технологий. Поэтому появились новые виды электронных услуг: криптофермы, биткоин-фермы, криптофонды; – чрезмерный контроль со стороны государства. Поэтому надеются, что криптовалюта обеспечит какуюто независимость от централизованного контроля, банковского сообщества, гражданского общества, а также создадут условия анонимности при проведении финансовых операций (транзакций). Однако криптовалюта начинает использоваться криминальными кругами, стимулируя криптовалютную экспансию. Известно множество случаев участия криптовалют в сделках, связанных с торговлей на чёрном рынке наркотиками и оружием и финансирования международного терроризма. Криптовалюта также может использоваться для перевода реальных и некриминальных денег за рубеж в обход государства, в том числе для финансирования терроризма. При том что существует множество мнений за и против криптовалюты, данная технология активно развивается и её экспансия продолжается. В этом смысле криптовалюта стала метафорой финансовых потоков глобализации.

Экспансия криптовалюты

В настоящее время криптовалюты используются во всё большем количестве стран мира, а в целом ряде стран предполагают создать национальную криптовалюту. Можно упомянуть Китай, который от запретов использования в стране криптовалют намерены создать криптоюань. Руководитель государства Си Цзиньпин призывает воспринимать блокчейн как инновационный прорыв. Преодолевая свои сомнения, китайские власти уже обрели определённый опыт в отношении криптовалют, объём которых в стране говорит о том, что Китай готов запустить криптоюань, хотя это будет традиционно «покитайски», т. е. под надзором государства. Как можно было предположить, Индия не могла отстать от своего соседа и тоже собирается приступить к созданию собственной криптовалюты. Уже тот факт, что криптовалюта начинает распространяться в этих странах, свидетельствует о многом. В то же время Соединённые Штаты Америки пока «остаются законодателями в области мировых финансов. Ещё даже не отцы, а деды-основатели сделали так много для процветания этой страны в настоящем, что текущее поколение может запросто почивать на лаврах. И порой создаётся впечатление, что оно именно так и поступает». Но это не может быть бесконечно. Несмотря на тот факт, что США уверены в своём ощутимом господстве доллара и превосходстве его над любой другой валютой в мире, но потенциальную опасность для американского доллара криптовалют не исключают. Соответственно, рассматривается возможность использовать криптовалюты в своей экономической геополитике, хотя бы чтобы конкурировать с Китаем. В свою очередь, Европа лояльно относится к криптовалюте. Во многих странах Евросоюза она не подвергается налогообложению, вводятся специальные бизнес-платформы, которые призваны работать с цифровыми деньгами, что стимулирует дополнительную активность. Их можно использовать в качестве платёжного средства или обменивать на реальные деньги. В Германии криптовалюта – законный инструмент оплаты. Во Франции начали тестирование государственной криптовалюты в 2020 г. и т. д.

Представляет интерес опыт отношения к криптовалюте в Швейцарии, которая не является частью валютной еврозоны, а использует свой швейцарский франк (CHF) и одновременно исторически обладает синонимом гаранта банковской конфиденциальности. Но при этом криптовалюты стали использовать в швейцарском городе Цуг, получившем название «Криптодолина». В Швейцарии был принят ряд законов, касающихся криптовалют. Так, была разрешена оплата счетов за коммунальные услуги в биткоинах. При этом для отправки или получения биткоинов не требуется никакой лицензии, но при их использовании компании обязательно должны соблюдать швейцарское законодательство по борьбе с отмыванием денег. Криптохолдинги должны быть задекларированы и облагаться налогами на богатство в соответствии со средними ценами Федеральной налоговой службы Швейцарии на конец года, если таковые имеются. В противном случае они оцениваются в соответствии с рыночной ценой. Так, Швейцария стала неофициальным налоговым убежищем криптовалюты, а её известные свойства могут вернуть себе «репутацию страны с самой высокой финансовой конфиденциальностью». Возникновение криптовалюты закономерно, это можно рассматривать как результат саморазвития финансовой системы, а также глобализации цифровых технологий. В отличие от существующих банковских систем криптовалюты обращаются вне каких-либо банков, в том числе национальных центральных банков. В децентролизованных системах с помощью Интернета создаются сообщества пользователей, внутри которых происходит товарообмен не только материальный, но и виртуальный, т. е. с помощью электронных, не обеспеченных золотом и другими драгоценными металлами фидуциарных денег. В целом, поскольку «цифровой актив, учёт и эмиссия… децентрализованы», это ведёт к ослаблению роли национального государства как института политической власти. Соответственно, государство стремится контролировать использование криптовалюты через свою административную и законодательную деятельность. Например, «либералистическая и суперрыночная на внешних рынках» (та самая «открытодверная») Америка тоже решила заняться регулированием криптопроцессов внутри страны. В США пока нет какого-либо специального регулятора для мониторинга цифровых валют, так как в правительстве ещё нет чёткого определения криптовалюты и понимания её использования. Конгрессмен от республиканцев П. Госар из Аризоны предложил законопроект по легитимизации биткоинов и определение цифровых активов. В этом законопроекте предлагается классифицировать криптовалюты по трём категориям: «криптовалюта», «криптотовар» и «криптоценные бумаги». Такая классификация позволит трём отдельным государственным регуляторам: Комиссии по ценным бумагам и биржам, Комиссии по торговле товарными фьючерсами и Казначейскому секретариату контролировать свои соответствующие цифровые активы. Помимо законодательного регулирования государство сможет контролировать цифровые процессы изнутри, т. е. стать соучастниками криптовалют-сообществ. Кроме того, американские компании ищут способы самостоятельно обезопасить себя. Например, PayPal собирается взять на работу эксперта по блокчейну, который поможет задействовать технологию в борьбе с финансовыми преступлениями. Должность назвали «директор по противодействию отмыванию денег (AML) и блокчейн-стратегии». Предполагается, что новый сотрудник примкнёт к нью-йоркскому офису PayPal и будет отвечать за «оценку сценариев применения блокчейна с прицелом на управление рисками финансовых преступлений и надзор за AML-расследованиями, а также новыми трендами в этом пространстве». Предусмотрена также оценка рисков, связанных с инвестиционным портфелем PayPal в области блокчейна, и встречи с внешними партнёрами. Претенденты должны иметь опыт работы в обеспечении правового соответствия не менее 10 лет. PayPal не впервые проявляет интерес к технологии блокчейна и уже инвестировал в компанию Cambridge Blockchain, использующую технологию распределённого реестра для управления критически значимыми данными. Также платёжная платформа стала участником инвестраунда криптобанковского стартапа Initialized Capital. Изначально PayPal проявил интерес к участию в ассоциации Libra, однако впоследствии отказался от этого. Кроме того, PayPal ведёт собственную исследовательскую деятельность в области блокчейна. В 2019 г. он получил патент на инструмент выявления программ-вымогателей криптовалют и ликвидации последствий их деятельности. Криптовалюта появилась и в России, и других постсоветских странах, хотя её использование сдерживается как по ряду субъективных (недоверие, непривычность и т. п.), так и объективных факторов. К последним можно отнести отсутствие законодательного регулирования в контексте соблюдения национальной (информационной) безопасности.

Россия и криптовалюта: первый опыт использования

Изначально Центральный банк России заявил о готовности создать собственную национальную криптовалюту ещё летом 2017 г., хотя впоследствии эта инициатива так и не была реализована. Более того, Центральный банк Росии и Росфинмониторинг в своих письмах расценивают операции с криптовалютами как сомнительные, а для банков такие письма являются де-факто законом. Соответственно, российские банки с недоверием относятся к криптовалютам и операциям с ними. Это может выражаться в требованиях предоставить подтверждающие документы, в ограничении операций по счёту, а возможно, и в отказе в дальнейшем обслуживании, т. е. в целом государственные структуры России, как и других стран, относятся к криптовалюте и её использованию с определённым недоверием. Российские суды тоже с недоверием относятся к криптовалютам. А сама правовая система «остаётся реликтом прошлого». Более того, судами принимаются законодательно необоснованные решения о блокировке сайтов с информацией о криптовалюте. Например, уже в апреле 2019 г. Хабаровский районный суд заблокировал сайт с информацией о биткоинах, постановив: «Признать информацию об “электронной валюте биткоин”, содержащуюся в информационно-коммуникационной сети Интернет на странице с адресом информацией, распространение которой в Российской Федерации запрещено». Эксперты отмечают, что «отсутствие законной регламентации правовых рамок оборота криптовалюты, а также различные тенденции в России, сводящиеся к тому, что всё неизвестное является потенциально опасным, приводят правоприменительную практику к поощрению многосторонней тактики запрета криптовалюты – как незаконного её оборота, так и законного». Другими словами, при отмеченной неопределённости не каждый суд готов взять на себя ответственность и принять что-то новое и незнакомое. Глава Росфинмониторинга Ю. А. Чиханчин считает, что России не стоит в вопросе внедрения криптовалют «бежать впереди» других стран. По его словам, практически ни одна страна в мире реально не урегулировала работу с криптовалютой. «Это проблема не одной страны, это проблема международная. Есть попытки подойти с той или другой стороны. Но это – либо по созданию бирж, либо какие-то обменные пункты»,– сказал он и предложил действовать комплексно. По его словам, сейчас ФАТФ (Межправительственная организация, которая занимается выработкой мировых стандартов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов) прорабатывает этот механизм совместно с другими международными организациями, поэтому продвигаться вперёд нужно вместе с международным сообществом. Чиханчин описал риски, которые мешают России быть в первых рядах разработчиков и администраторов валюты будущего. По его словам, одно дело разрешить оборот криптовалют в небольшой стране, где высокая законопослушность, где нет таких подверженностей финансовым пирамидам, и другое дело – в нашей стране. Так, он напомнил опыт МММ, других финансовых пирамид и мошеннических схем.

По мнению экспертов МВД России, одной из проблем национальной безопасности является возможный подрыв экономики государства за счёт криптовалюты. В настоящее время это может привести к серьёзным последствиям, так как по криптовалютам не существует обеспечения золотом: в случае сбоя системы по ним не будет юридически ответственного субъекта. Эксперты отмечают, что различные виды криптовалют создаются бесконечным множеством пользователей этой системы. Соответственно, покупатели криптовалюты могут стать жертвами противоправной деятельности, а с другой стороны, как отметил премьер министр России М.В. Мишустин, «деньги, которые… можно свободно перемещать через границу с помощью криптовалют и других форм оплаты, которых не замечает государство и для которых нет регуляторики, опасны». Сильные колебания курса криптовалюты вызваны спекулятивными действиями, что показывает её нестабильность. Некоторые эксперты рассматривают криптовалюты как «пузырь», что означает, что его цена выше фундаментальной ценности, цена образована только за счёт спроса на криптовалюты. Но такая валюта не подкреплена материально. Собственно говоря, подобное происходит и с американским долларом, когда его печатают «впрок». Более того, обмен виртуальной криптовалюты на реальные деньги может подорвать экономику любого государства, как и насыщение его американскими долларами.

При всём этом Россия поставила перед собой задачу быть в мировом тренде с точки зрения цифровизации экономики. Другое дело, что для реализации этой цели необходим достаточно ёмкий рынок, например, как в Европе, Китае и Индии, т. е. речь идёт пока только о будущем. Тем не менее эксперты не исключают, что Россия может активизировать создание национальной цифровой валюты. Во всяком случае, Центральный банк стремится способствовать этому. Так, с благословения ЦБ глава «Норникеля» В. Потанин создал свою криптовалюту, получившую название Atomyze. Первоначально эта валюта будет поддерживаться производимыми компанией Потанина палладием, кобальтом, медью и другими металлами для улучшения её стабильности. Доверяя В. Потанину, ряд других компаний также планируют протестировать Atomyze. Например, это сингапурская торговая группа Trafigura, люксембургский поставщик финансовых и логистических решений Traxys, базирующаяся в Брюсселе многонациональная компания по производству материалов Umicore. Возможности Потанина могут распространить его цифровое влияние на другие отрасли, т. е. его криптовалюта включается в мировой тренд. Но пока это исключение. Надо отметить, что криптовалюта в России находится в так называемой «серой зоне», ибо законодательные акты в отношении её пока отсутствуют. Правоохранительные органы обращают внимание на криптовалюту только в случае возникновения, каких – то конкретных правонарушений. При всём этом эксперты не исключают, что Россия может активизировать создание национальной цифровой валюты. Но с осторожностью. Реально ни одна страна в мире полностью не урегулировала работу с криптовалютой, ибо прошло недостаточно времени и накопленный опыт работы с ней мал. Таким образом, цифровые валюты – это международная проблема, есть попытки подойти с той или другой стороны, в том числе за счёт создания под эгидой государства криптовалютных бирж либо каких-то обменных валютных пунктов и т. д. В то же время именно правовая институализация изначально сталкивалась с редакциями и интерпретациями юридических норм в отношении использования криптовалют. При этом необходимо понять, как действующее законодательство трактует криптовалюту и к каким её правоотношениям относит. Исторически сложилось, что традиционным средством обмена товара на товар являются деньги (от итал. valuta). При этом все деньги отнесены законодателем (Гражданский кодекс РФ. Ч. 1, от 30 ноября 1994 г. № 51-Ф3, ред. от 16 декабря 2019 г.) к имуществу, при этом наличные деньги – к вещам, а безналичные, электронные денежные средства – к иному имуществу. Криптовалюта не является объектом гражданских прав и не относится к деньгам. Официальной денежной единицей России является рубль, и введение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещается. Криптовалюта, и биткоин в частности, не подпадает под определение электронных денежных средств, а также не подпадает под определение платёжной системы.

Таким образом, криптовалюты с точки зрения правового регулирования не могут быть отнесены ни к российским деньгам, ни к иностранной валюте. В любом случае, правовой статус криптовалюты в России остаётся пока под вопросом. Так, органы прокуратуры и суды продолжают обосновывать свои выводы о запрещении криптовалюты без какого-либо юридического обоснования как такового и носящего характер лишь предупреждения о возможных рисках. С одной стороны, это приверженность устоявшемуся протоколу, а с другой – недостаточная подготовка в области знаний о криптовалютных операциях. Но криптовалюта существует, и операции с ней происходят. И с этой проблемой столкнулась практика судов. В связи с этим возникает естественный вопрос: как государство сможет обеспечить контроль за транзакциями криптовалют, если сама суть этой технологии предусматривает децентрализованность и отсутствие контролирующих и надзорных органов? Ответ на этот вопрос может представлять особую важность для целого ряда государственных органов и ведомств. Скорее всего, государство введёт нормативные и административные ограничения, но вряд ли пойдёт на полные запреты в отношении криптовалют. При этом глобальный контроль за оборотом криптовалют в ближайшее время полностью установить не удастся, хотя правоохранительные структуры могут воспользоваться прозрачностью криптовалютных сообществ и использовать знание блокчейн-технологий. Президент России В.В. Путин свой интерес к криптовалюте проявил на Петербургском международном экономическом форуме (июнь 2017 г.). Он встречался с Бутериным (Бутерин Виталий Дмитриевич род. 31 января 1994 – канадско-российский программист, сооснователь и бывший редактор печатного журнала «Биткоин Magazine»), создателем ещё одной криптовалюты «эфириум». И если В.В. Путин не сторонник создания крипторубля, то блокчейн-технология привлекла его внимание, очевидно, чтобы по примеру Пекина держать «руку на пульсе».

Будущее криптовалют

Криптовалюты – это очередной и естественный шаг в эволюции денег, являясь не частным случаем на мировом финансовом валютном рынке. Речь идёт о новом явлении в глобальной эволюции, когда наряду с материальным миром благодаря созданным человеком цифровым технологиям появляется активная виртуальная реальность, которая, расширяясь, начинает конкурировать с материальным миром, что способствует ускорению совокупного денежного потока, обеспечивает свободу и независимость от банков, в том числе от национального Центрального банка и государства. Так как криптовалютные технологии децентрализованы и функционируют самостоятельно и вне национального Центрального банка, то это ставит под угрозу безопасность государства и в целом международные государственные системы как таковые. Один из рисков для государств – использование криптовалют для ухода от налогообложения. В случае широкого распространения криптовалют государство рискует столкнуться с существенным снижением налоговых поступлений в бюджет, что может привести к невозможности выполнения части государственных функций, в том числе обеспечения своих социальных обязательств, безопасности, обороноспособности, самостоятельности государственной политики, т. е. национальной безопасности в самом широком её понимании. Проникновение криптовалют в мировую и национальную экономику и финансовый рынок может привести к их дезорганизации, как в случае фальшивых денег. Тогда государственная система будет вынуждена трансформироваться и правительства начнут создавать и поддерживать национальные криптовалюты, чтобы не потерять контроль над экономикой.

Таким образом, не остаётся ничего иного, как начать разрабатывать правовое регулирование, которое, с одной стороны, позволит взять на вооружение преимущества криптовалют, а с другой – минимизировать риски. При этом, учитывая децентрализованный и экстерриториальный характер криптовалют, регулирование их использования необходимо вести на межгосударственном уровне. Цель регулирования – направить процесс в конструктивное русло с позитивными для государства результатами.

Задохин Александр Григорьевич – доктор политических наук, Почётный профессор Дипломатической академии МИД России.

Горелик Илья Борисович – инженер-программист Национального центра поддержки и развития.

Источник: журнал «ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER» №9 2020

 

By admin

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *