Wed. Sep 22nd, 2021
«Криптовалюты – это пирамиды без центра ответственности. И в тюрьму посадить некого!»

Опрос недели: А вы согласны, что блокчейн — новая нефть?

На этой неделе в Иннополисе прошла конференция «Блокчейн — новая нефть России», где Татарстан всерьез заявил о намерении внедрять новомодную технологию в жизнь. Как она изменит нашу действительность? Есть ли тут подводные камни? Не окажутся ли криптовалюты мыльным пузырем? А вы лично вложились бы в биткоины? На вопросы «БИЗНЕС Online» отвечают Виктор Дьячков, Тимур Ахмеров, Михаил Хазин, Дмитрий Еремеев и другие.

На этой неделе в Иннополисе прошла конференция «Блокчейн — новая нефть России», где Татарстан всерьез заявил о намерении внедрять новомодную технологию в жизньНа этой неделе в Иннополисе прошла конференция «Блокчейн — новая нефть России», где Татарстан всерьез заявил о намерении внедрять новомодную технологию в жизнь
Фото: president.tatarstan.ru

«У МЕНЯ ВЫЗЫВАЕТ УДИВЛЕНИЕ, ЧТО СЕРЬЕЗНЫЕ ЛЮДИ ИЗ ВЫСШЕГО РУКОВОДСТВА СТРАНЫ АКЦЕНТИРУЮТ ВНИМАНИЕ НА БИТКОИНАХ»

Виктор Дьячков — генеральный директор АО «ICL-КПО ВС»:

— У меня вызывает немалое удивление то, что серьезные люди из высшего руководства страны акцентируют внимание СМИ и общественности на технологии блокчейнов, в то время как в реальном секторе экономики хватает проблем, требующих внимания и решений. При имеющейся задаче государства, которую я вижу в обеспечении общества самым необходимым, фокусировать внимание на блокчейнах как минимум странно. Экономическая стабильность может быть достигнута только благодаря реальным результатам производства, а биткоинами людей не накормишь.

Если говорить о том, что блокчейн — это прорыв в технологии, то опять же, по сути, технология блокчейна в упрощенном виде как технология распределенных реестров существовала и до этого. Современная технология просто работает на новой платформе и алгоритмах. По моему мнению, криптовалюты — это финансовые пирамиды. При этом данные пирамиды не имеют единого центра ответственности, тут и посадить в тюрьму некого будет. А что касается заявляемой безопасности, могу сказать только то, что идеально защищенных систем не существует. Есть информация, что в течение последнего года из системы было украдено порядка 1,5 миллиардов долларов.

Я сам не покупал акций МММ, в биткоины не вкладываюсь и не собираюсь генерировать. Я работаю в реальном секторе экономики.

Михаил Делягин — директор Института проблем глобализации:

— Совершенно точно криптовалюта не новая нефть. Доллар не нефть, даже нефтедоллар не нефть. Это разные явления. Блокчейн — современная технология, которая может здорово снижать издержки, повышать эффективность, но при этом не является палочкой-выручалочкой или источником извлечения доходов из воздуха. При ее использовании нужно внимательно следить за тем, чтобы не утратить контроль за процессом, чтобы информация, которой вы доверяете и которую считаете абсолютно верной, так как ее защищает невообразимый для вас алгоритм, действительно оставалась такой. А никаких гарантий этого нет. Колебания курсов криптовалют, в том числе и биткоинов, таковы, что строить на них что-то фундаментальное невозможно. Это абсолютно спекулятивный инструмент. При этом никто не знает, как он эмитируется, в один прекрасный день он может просто исчезнуть. Многие уже обанкротились или находятся на пути к банкротству. Но надо отдать должное неизвестным создателям биткоинов — в отличие от создателей финансовых пирамид, они не вводят людей в заблуждение. Кто не понимает, биткоин — это инструмент для неоплаты налогов и для того, чтобы быть невидимым для государства. Тот, кто серьезно его рассматривает как инструмент досрочного инвестирования, должен принимать на себя все риски. Лично я бы не вложил в биткоин по одной простой причине: он не запрещен и не разрешен на территории Российской Федерации. Кроме того, я не очень понимаю, что это такое, и не хочу оказаться в ситуации, когда при смене базового редактора я бы лишился доступа к своему кошельку. Хотя виноватым бы оказался в этой ситуации только я.

Тимур Ахмеров — гендиректор «Барс Груп»:

— Не знаю, можно ли сравнить блокчейн и криптовалюты с золотом или нефтью, но абсолютно точно можно сказать, что криптоэкономика неизбежна. Конечно, есть области, где можно обойтись без криптовалют. Но то, что это неизбежный тренд, способный сделать экономику независимой от конкретной валюты, доллара, санкций, — факт. Поэтому будущее за криптоэкономикой. Оно неизбежно и войдет в нашу жизнь в ближайшее время. Если криптовалюта никак не будет регулироваться, если Россия не примет соответствующих нормативных документов (которые не ограничивают ее, а регулируют), то очевидно появление финансовых пирамид. При правильном регулировании и отсутствии вмешательства в развитие криптоэкономики их возникновения можно будет избежать. Не могу сказать, что вложился бы в биткоины. Но если говорить об использовании криптовалюты для взаиморасчетов, инвестиций в бизнес, то я был бы одним из тех, кто доверился криптоденьгам.

.«Колебания курсов криптовалют, в том числе и биткоинов, таковы, что строить на них что-то фундаментальное невозможно. Это абсолютно спекулятивный инструмент»
Фото: © Владимир Астапкович, РИА «Новости»

«НАЧИНАЛ Я ДАРИТЬ ПО 100 БИТКОИНОВ, ЗАТЕМ — ПО 25, СЕЙЧАС — ПО 1. ВИДИМО, ОПЯТЬ ПРИДЕТСЯ ДЕЛАТЬ ДЕЛЕНИЕ…»

Дмитрий Еремеев — президент ГК Fix:

— Ну блокчейн — это ведь технология и подход, поэтому такое утверждение некорректно. Если же сказать, что криптовалюты — новая нефть, то какая-то доля правды в этом утверждении есть. С точки зрения регуляции, например, в Великобритании криптовалюты считаются commodity — биржевым товаром, коим и является нефть. Однако правовой статус во многом еще не определен в связи с тем, что криптовалюты, те же биткоины, обладают алгоритмически ограниченной эмиссией. Когда происходит рост спроса на монетки, а предложение ограничено, они начинают расти. Пойдет обратный процесс — и они обесценятся. При этом, конечно же, сама технология блокчейн очень перспективна и обладает массой плюсов и минусов. Появляются квазиинвестиционные механизмы. Например, ICO, где за счет несовершенного законодательства открывается огромная волна для мошенничества и hyip-проектов (пирамидприм. ред.). И немногие страны, например США, ограничивают сейчас урон, который понесет большая часть инвесторов. Поэтому для государства, безусловно, это огромный вызов.

Я начал покупать биткоины, когда они стоили 1 доллар (на сегодня — $4926прим. ред.). Это был и остается мой любимый подарок, который я дарю на различные праздники друзьям и близким. Начинал я дарить по 100 биткоинов в красивом позолоченном слитке (кошелек и ключ нанесен на бумагу), затем дарил по 25, затем — по 1, ну а сейчас, видимо, пора проводить очередное деление. Однако я не призываю никого вкладывать в биткоины и не делаю этого сам. Разрабатывать сервисы вокруг этого явления намного более правильно, чем заниматься спекуляциями.      

Михаил Хазин — экономист, руководитель компании экспертного консультирования «Неокон»:

— Криптовалюта — это чисто спекулятивная игрушка, созданная в рамках некоторых планов отдельных мировых игроков. Собственно, для России она интереса не представляет со стратегической точки зрения. Соответственно, и Россия не представляет интереса для данных игроков. По этой причине тема криптовалют и не представляется интересной. Если же говорить о криптовалютах вообще, то теоретически это занимательный инструмент, но он требует изменения среды, так как в рамках сегодняшней среды эффекта не будет. В лучшем случае кто-то на этом заработает спекулятивные деньги. А с точки зрения страны в целом, да, это может быть использовано, может дать эффект. Более того, такие технологии уже используются в Германии. В нашей стране эффективность возможна при отказе от либеральных методов управления экономикой. А подводные камни… Ну любая технология должна быть использована адекватным образом. Если нет, то она будет использоваться, например, для вывоза капитала за пределы страны. Тогда, конечно, будут проблемы. Что касается меня, я не занимаюсь спекулятивными играми, никогда играл на бирже, никогда не покупал акций МММ.

Денис Смирнов — блокчейн-консультант и исследователь криптовалют, представитель проекта Lisk в России:

— Могут ли технологии блокчейна и криптовалюты стать, скажем так, отраслью для роста благосостояния и Татарстана, и всей России? Да могут, конечно. В принципе, сейчас есть все шансы при правильных действиях правительства, при правильных решениях чиновников занять одно из лидирующих мест в этих технологиях. Здесь у нас все карты на руках. Подъем майнинга обеспечит приток дополнительных средств в государственную казну, в том числе за счет трейдерских валют, от частных инвесторов, а также за счет каких-то государственных схем, других криптовалют. Здесь все вероятно.

По поводу финансовых пирамид могу сказать, что я бы не использовал такой термин, это некорректно. Потому что пирамида — это все-таки организация, которая привлекает новые средства и растет какое-то время только за счет привлечения новой аудитории. И что самое важное — пирамиды никогда не имеют каких-то рыночных свойств либо товаров, которые они выпускают. Они тратят все деньги на промоушен, хайп и привлечение новых клиентов. В случае же с криптовалютами и в целом с блокчейном есть очень четкие свойства, которые делают их действительно максимально удобным средством и финансового обмена, и инвестиционных активов просто за счет того, что там решаются достаточно серьезные проблемы, которые существуют на финансовом рынке. Например, та же проблема доверия. И это как минимум является огромным рыночным преимуществом в сравнении с существующими платежными системами. Что касается меня лично, уже три года как я вложился в криптовалюты. В один прекрасный момент все накопления перевел в них и прекрасно себя чувствую.   

Ильдар Аблаев — экономист, генеральный директор АНО «Татарская академия управления инновационной экономикой»:

— Блокчейн — самая перспективная технология, потому что она дает открытость, прозрачность. То есть все участники сделки будут видеть, как прошла операция. У блокчейна я не вижу подводных камней, а вот у биткоина как у расчетной единицы есть свои большие риски. Во-первых, это децентрализованная эмиссия. Майнят все кому не лень, и 80 процентов мощностей находится в Китае. А законодательство по регулированию биткоина отсутствует. Пока этого нет, биткоин — это как бы локальная корпоративная расчетная единица. Назвать его деньгами трудно. Во-вторых, биткоин ничем не обеспечен, кроме доверия. Скажем, тот же доллар обеспечен валовым продуктом США, имеет прямое материально-финансовое покрытие, обеспечивается казначейскими бумагами. А биткоин, повторю, обеспечен лишь доверием участников. Это рискованная вещь, есть опасность очередной финансовой пирамиды. То есть биткоин будут раздувать в качестве пирамиды, а потом все это будет лопаться и очень быстро прогорит. Поэтому пока я вкладывать в них не буду. Есть другие финансовые инструменты, причем достаточно эффективные. Я, например, давно предлагаю наладить выпуск российских ценных бумаг, обеспеченных золотом. Это более надежный финансовый инструмент, чем биткоин.

.«Тот, кто серьезно рассматривает биткоин как инструмент досрочного инвестирования, должен принимать на себя все риски» 
Фото: © Максим Блинов, РИА «Новости»

«РЯД ЦЕНТРАЛЬНЫХ БАНКОВ ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ БОРОТЬСЯ С ЭТОЙ ТЕНДЕНЦИЕЙ, РЕШИЛИ ПРОЦЕСС «ОСЕДЛАТЬ»

Сергей Юшко — и. о. ректора КНИТУ-КХТИ:

— С точки зрения финансов я немного не представляю, как эта штука — биткоины — сможет работать. Но я думаю, что в корыстных руках она может привести к определенным пирамидам. Это все понимают. Во всяком случае, такое мнение активно муссируется. И вот этот момент, связанный с криптовалютами, формирует к технологии блокчейн несколько отрицательное отношение.

Я считаю, что это совершенно неправильно. Дело в том, что технология блокчейн в принципе помогает верно выстроить и скоординировать бизнес-процессы, логистические процессы и так далее. Видимо, в финансах данная технология тоже себя проявила. Соответственно, при нормальном технологическом укладе криптовалюта, наверное, себя оправдывает. Что касается самой технологии блокчейн, то посмотрите на все, связанное, к примеру, с той же фармацевтикой. Это большое количество синхронизированных друг с другом бизнес-процессов, включая документооборот. И хотя там нет ничего сложного, для нашего технологического уклада это бывает очень сложным. Ведь еще Жванецкий говорил: «Может, надо бы перед этим руки помыть?» («Может, руки надо помыть тому заскорузлому пацану, что колбу держит? Не хочет сам — силой помыть»; М. Жванецкий, «Тщательнее»прим. ред.).

То есть чистота бизнес-процессов, когда один процесс дополняет другой и они неразрывно связаны, — это как с программированием последовательностей, когда предыдущий член множества знает адрес последующего, и наоборот. Вот в математике это все сходится, а сделать так в жизни очень сложно. Здесь возникают такие страшные слова, как логистика, стандарт, порядок. Потому что мы очень многие вещи по отдельности понимаем, а вместе их собрать не можем.

Когда делается самолет, там очень много связанных между собой процессов. Я не говорю о таком примитиве, как «откуда взял, куда поставил». Я говорю о жизненном цикле каждого отдельного изделия, каждого винтика, из которых собирается самолет, или лекарство, или еще что-нибудь. В данном случае что-то одно невозможно взять и просто безболезненно поменять на другое. От этого или качество испортится, или цена уйдет в сторону, или в принципе эта система не будет работать. Если из хорошо налаженного механизма, описание которому дает блокчейн, что-либо вытащить, то технология блокчейн чувствует и не дает это сделать. Не дает сделать изменения, которые могут стать фатальными.

И потому эти вещи, которые я уже назвал, — логистика, стандарт, порядок — для наших технологических укладов очень тяжелые. А технология блокчейн все это отслеживает. Если вы их захотите «просто поменять», система вам откажет и будет продолжать работать так, как она должна работать. Поэтому данную технологию обязательно надо использовать, этому обязательно надо учиться. Интересна не сама технология блокчейн, а конкретно ее приложения для решения различных бизнес-задач.

Андрей Кобяков — экономист, председатель правления Института динамического консерватизма:

— Объективные тенденции остановить нельзя, и этот модный ныне тренд, конечно, будет развиваться и дальше. Более того, ряд центральных банков (не все, потому что в разных странах к этому разное отношение) проводит серьезное изучение перспектив блокчейна, поэтому нельзя исключить, что все это не случайно. И может быть, нас ждет валютная реформа такого глобального плана. С другой стороны, существуют очень серьезные опасения, и они совершенно небеспочвенны, что ряд этих криптовалют — откровенные пузыри, что, прежде чем ситуация устаканится и в ней в результате естественного отбора уцелеет какое-то количество надежных денежных единиц, произойдет то же самое, что в свое время было с «Чарой», МММ и «Русским домом Селенга».

Так что на самом деле все это достаточно опасно. В мире пока не существует достаточно четких стандартов криптовалют, их критериев. Тема эта инициативная, она родилась в самом гражданском обществе. Так что отношения к ней у центральных банков достаточно двойственное. Потому что это, с одной стороны, подрывает монополию на эмиссию денег, которую держат в своих руках центральные банки, с другой — ряд центральных банков решили вместо того, чтобы бороться с этой тенденцией, попытаться ее «оседлать».

Для чего еще можно использовать блокчейн? Говорят, что блокчейн отслеживает изменения в бизнес-процессах. Но с развитием компьютерной технологии станет возможно отслеживать абсолютно все изменения и перемещения, в том числе и каждого человека. И это дело уже очень недалекого будущего. Я думаю, что это можно было бы организовать уже сегодня, вопрос только в очень больших бэк-данных, в их централизации и сведении. Но компании типа Google над этим уже работают. Будет ли это блокчейн или какой-то другой алгоритм, я не знаю. Мне кажется, важно проанализировать именно их содержательную сторону. Пока блокчейн четко ассоциируется именно с криптовалютами. Что касается новомодных увлечений управленческими процессами, то я здесь являюсь скептиком. Считаю, что управление — это не ремесло или алгоритм, а определенное искусство. Два предприятия, использующие одинаковый современный софт, могут показывать разные финансовые результаты и эффективность управления. Так что, я думаю, это самообман, что можно вообще все перепоручить компьютеру.

By admin

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *